Сотня

visual_main

Холодный ветер бил по моим щекам, требуя, нещадно прося, чтобы я открыл свои глаза. Катер набирал ход, и к ветреным лезвиям прибавилась еще доля ледяной морской воды. Которая попадая на многочисленные раны делала боль нестерпимой, неистовой! Как-будто все тело раздирала сама орда нечисти своими длинными и острыми когтями! Невыносимая боль!

И я проснулся…

Большое судно причаливало к пугающему острову. Вокруг меня сновали какие-то люди, носили из трюма к выходу тяжелые деревянные ящики. Я лениво приподнялся на своем лежаке и осмотрелся.

Тот же остров, те же ящики, та же работа, тот же я…

Ко мне подошел Ричард, новичок. Хороший парень… В его руках была чашка с дымящимся чем-то.

— Вот, пожалуйста, — Ричард протянул  мне чашку, как бы извиняясь.
— Это что?
— Кофе, пожалуйста! Нам предстоит много работы, вы сами знаете.

Хороший парень…

Да черт! Я же сам его собеседовал! Протеже кого-то там из наших… Я отпил из предложенной чашки.

— Вынесли уже все?
— Минут 20 еще. Может полчаса, — Ричард явно контролировал процесс.
— Все-таки впервые остров принимает сотню, — продолжил он.

Сотню… Твою мать… Это слово разлетелось в моей голове как тысяча осколков разбитого хрустального кувшина. Голова нестерпимо заболела. Я схватился руками за боковушку шезлонга, с обоих сторон. Только они могли спасти меня… Только они… Остаться на месте… Замереть…

— Вы как?
— Что? — я постарался собраться с мыслями.
— Вид у вас так себе. Может быть я сопровожу разгрузку на этот раз? А вы отдохнете?
— Чего?! Какой вид у меня?! Ты тоже не Шарлиз Терон, умник! — я привстал с шезлонга. — Пойдем!

На выходе с яхты нас ждала легковая машина. Пара грузовиков, которая уже отправилась по привычному маршруту, виднелась вдали. Скоро мы их нагоним. Сегодня надо быть особенно внимательным. Сотня все-таки.

— Где снайперка? Снайперку сюда бросайте! — кричал я на работников, которые поочередно вскрывали привезенные деревянные ящики.

Мрачный метал стволов всех форматов и калибров сверкнул мимолетной искрой. Я невольно прищурился, хотя солнца, которое могло бы отразиться, не было и в помине! Ящики были доверху набиты самым настоящим смертоносным оружием, патронами и прочими барахлом. И по моей указке работники раскладывали его в заброшенных домах на этом проклятом острове! Где-то пистолет, где-то пара обойм для пистолета, бронежилет и прочее-прочее-прочее под моим чутким взглядом раскладывалось равномерно. Мне надо было учитывать каждого особенности дома — этажность, окружение удаленность от центра острова. Ничего не должно быть упущено, ничто не должно создать преимущества.

Я осмотрел вид с балкона второго этажа старого кирпичного дома. Вроде подходит. Отлично! Делаю запись в планшете, программа выдает мне потенциальное количество посетителей в этой точки. Невольно морщусь — голова все еще раскалывается. Надо отвлечься.

— Рич! Где прицел трехкратный ближайший? — окликнул я помощника.
— В сарае рядом с руинами! А что?
— Сойдет! Что еще осталось?
— Липовка, но там немного! И тачки заправить.
— Все не заправляй! Канистры раскидать еще надо!

По лицу Рича я точно мог сказать, что последнее, что он хочет сделать, так это заправлять машины, а потом раскидывать оставшиеся канистры.

Я решил немного поддержать парня.

— Можешь выбрать место для сковородки.

Рич сразу приободрился.

— О! Серьезно?! Вы не шутите? А можно прямо здесь?
— Валяй…

Рич выбежал из дома и вернулся через минуту держа в обеих руках большую чугунную сковородку. Она была старой, даже древней, покрытой большим слоем сажи и копоти. Но сегодня на ней уже жарить никто не будет.

— Давно спросить хотел, — Рич аккуратно положил сковородку посреди комнаты на пол. — Откуда она взялась? Кто ее придумал?
— Ну… — я усмехнулся. — Когда только начинали здесь работать, то по ошибке не до конца очистили дома от лишних предметов. Ну вот один из участников и нашел ее. И двоих заколотил сразу. Двоих последних оставшихся. И Зоне это так понравилось, что она два месяца после этого случая не появлялась. С тех пор, талисман можно сказать…

Я запнулся на полуслове, глядя на реакцию окружавших меня людей.

Звенящее слово вырвалось из моего рта и, подобно куску старого мела, со всей силы чиркануло по воображаемой школьной доске. Рабочие напряглись, кто-то поморщился.

— А Она откуда взялась? — Рич старался сохранить профессиональную невозмутимость, но на его лице было написано практически все. Дикое любопытство сошлось в бурной схватке со страхом. С тем страхом, про который все знают, но про который не принято разговаривать.

— Взялась откуда-то, буркнул я. — Я вообще думаю, что это что-то из космоса пришло. Откуда-то оттуда.

— И она ведь умеет думать! Как живое существо! — Рич не успокаивался.

— Да, умеет. А еще она слышит. И если ты будешь продолжать в том же духе, то Она проснется раньше, чем прилетят участники!

Ричард мигом притих. Про себя я усмехнулся. Да, Она умеет слушать нас, но и мы за эти несколько лет научились слушать ее. И раньше, чем остров на короткий срок наполнится новыми обитателями, Она не проснется. Она все понимает. Понимает и ждет. Потому что знает, что Ее накормят. В этот раз больше, чем обычно. И игру нашу она любит, как ни крути.

На обратной дороге Ричард молчал. Задумался о чем-то. Наконец, когда мы сели на яхту и отплыли, он осмелился задать еще вопрос. Видимо решил, что теперь Зона его точно не услышит.

— А что происходит с победителем? Его ведь Она не трогает?
— Нет, не трогает. Ну победитель получает деньги. Много денег при том. Сам подумай, раньше это было просто средством выживания, а теперь это спорт. Азартная игра. У участников одни ставки, а у букмекеров свои. Сам же знаешь! Можешь с аналитиками пообщаться. Они же и устанавливают все коэффициенты и ставки.

Ричард снова замолчал. Вдалеке послышался гул двигателя. Большой десантный самолет пролетел недалеко от нас. Впервые в игре участвуют сто человек. Своеобразный рекорд. Может быть и полгода спокойно поживем, пока будем готовиться ко следующей игре.

Сейчас, я уверен, что Зона будет более, чем довольна. Она не гнушается ни женщинами, ни мужчинами, для Нее не важен цвет кожи и вероисповедание. Не важно даже живой ты или мертвый, она все равно сожрет тебя. Твое тело превратится в мельчайшие частицы и исчезнет в Ней. Правда перед этим будет больно. Очень больно. Как-будто через тебя пройдут сотни тысяч электрических зарядов. Обычно человек может выдержать секунд 30 внутри.

Я тогда выдержал полторы минуты. А потом только выпрыгнул из укрытия и размазал тем двум бедолагам головы забытой сковородкой.

Я вытащил из бара яхты бутылку виски, откупорил ее и сделал большой глоток прямо из горлышка. Голова стала постепенно проходить.

Поживем еще немного.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s