#культорологическое По-доброму о злодеях. Антогонистические размышления.

evil

Испокон веков в повествовательных культурных объектах (ТО ЕСТЬ, В КНИГАХ) основной сюжетной темой была борьба бобра с козлом… ой, то есть добра со злом. Был явно положительный главный герой, который противостоял чему-то нехорошему, чаще всего перебарывал это и шел дальше, становясь при этом сильнее. Этим нехорошим могла быть какая-нибудь сложная ситуация, из которой надо выкарабкиваться, могло быть какое-то массовое бедствие, например, война, которую также необходимо было не только пережить, но и не пасть духом. Могли быть его какие-то внутренние демоны, темное прошлое, фобии и так далее, которые тоже необходимо было превозмогать и морально расти. Ну и наконец, одним из самых распространенных способов показать такую борьбу — ввести противника отдельным персонажем. Этот персонаж как раз и называется  антагонистом.

Для начала, предлагаю разобраться какие свойства должны быть у этого антагониста, чтобы прямо ууух пробирал до мозга костей. На примере кино будем пытаться разобраться

1. Цель

У антогониста должна быть какая-то цель, которая противопоставляется цели главного положительного героя, а также зачастую противоречащая моральным нормам зрителя. Например, Фантомас грабит. Он хочет богатства и власти, поэтому он прибегает к грабежам и насилию. Но мы то с вами знаем, что грабить и убивать нехорошо. Так, как и знают об этом журналист Фандор и комиссар Жюв. Поэтому в трилогии Андре Юнебелля мы всегда на стороне этого бравого дуэта, и против Фантомаса.

фантомас

Один из немногих нормальных европейских злодеев

Цели могут быть разными — они могут быть связаны как с какими-либо физическими благами, так и с эмоциональным состоянием. Жестокие школьники из книги Владимира Железнякова и соответствующей экранизации Ролана Быкова «Чучело» вряд ли имели перед собой какие-то корыстные цели, однако они хотели самоутвердиться за счет унижения главной героини. Нам показывают эти цели, и мы должны противопоставить их целям главного героя, тем самым дать свою оценку происходящему и сформировать свое отношение.

chuchelo

Буллинг был не только в США, так сказать

2. Действие.

Настоящий антогонист не должен сидеть сложа руки для того, чтобы достичь свои цели. Скар, желая получить власть над прайдом, предпринимает кучу действий по подготовке своей атаки, вплоть до предательства и убийства Муфасы. Мы видим, как антагонист действует, и от его действий также зависит наше к нему отношение.

scar

Лойс, если не рыдал на этом моменте

Мог бы такой персонаж, как Скар не убивать Муфасу, чтобы достичь своей цели? Теоретически, да, но для этого надо было сплести настолько хитрую интригу, что массовый зритель просто бы с нее вскрылся. Однако, мы с самого начала видим, как Скар действует, организовывая покушение на Симбу. Методы достижения цели раскрывают нам антагониста в динамике, и мы можем оценить его потенциальную опасность, насколько далеко он готов пойти, чтобы добиться цели. Степень его фатализма, так сказать (хотя о фатализме пойдет дальше).

3. Харизма.

Одно из правил современности для создания отрицательного персонажа — он должен быть супер-харизматичен и даже нравиться зрителю/читателю/игроку больше главного героя. Если мы вспомним классических кинозлодеев таких, как Фрэдди Крюгер, Джейсон, Пинхэд, Т-100, а позднее Т-1000, да и современных, напрмер Магнетто, Джокера (о нем потом отдельно) или Таноса — все они придуманы, сделаны и показаны очень харизматичными.

freddy

Лучший хоррор-злодей ever

Взять, например, вышеупомянутый «Кошмар на улице Вязов». Почему, например, никто не косплеит сейчас главную героиню? А слабо без Гугла сходу вспомнить, как ее звали, а?) Или как звали персонажа, которого играл там Джонни Депп?) //Лойс уютному бложеку, если вспомнил// Все потому, что фильм делался именно ради Фрэдди, именно он должен был и пугать, и одновременно очаровывать зрителя. В данном случае кроме очевидной харизмы Фрэдди обладал мистическими способностями, то есть мог приходить к жертвам во сне, и там их собсно убивать. Это автоматически делало его сильнее остальных героев фильма по ту сторону баррикад, так сказать. И это совершенно нормально, когда злодей не только харизматичнее главного героя, но и сильнее, умнее, расчетливее, богаче, одним словом ЛУЧШЕ. Но тем не менее мы должны сопереживать главному герою. Почему бы не сопереживать антогонисту? Тем более в 90% случаев мы увидим хэппи-энд со свержением этого антагониста, и победой ГГ? Причин тут две.

  • Как я уже сказал, через цели и действия главного злодея мы вступаем с ним в конфликт, поскольку эти цели и действия противоречат нормам морали. Поэтому нам приходится сопереживать за ГГ.
  • Ну и во-вторых, у любого ГГ должна быть какая-то слабость. Это может быть какая-то черта характера, которая подводит главного героя в жизненных ситуациях, например, нерешительность или наоборот избыточная конфликтность. Может быть какой-то физическая особенность, социальное положение, или банальный криптонит, вывезенный из кустов на рояле, в случае с Суперменом.

Правильный злодей должен максимально больно ковырять слабое место ГГ, должен наносить не просто точные удары, а точные удары лезвием с зазубринами, смазанным трупным ядом. Возвращаясь к примеру с Фрэдди, у него было огромное преимущество над всеми остальными персонажами, которым он, разумеется, пользовался. Все люди хотят спать, значит от встречи с Фрэдди им не уйти. Поэтому из-за такой неизбежности эти удары получились у Уэса Крейвена настолько мощными в его фильме. От таких ударов ГГ, естественно, страдает, и в один прекрасный момент зритель воскликнет в негодовании, мол «Ты что творишь, гад!», в отношении антагониста. Или «Соберись, тряпка!» в отношении ГГ. И вот если фильм действительно хорошо сделан в плане динамики, то с этого момента начинается рост главного героя, он превозмогает, преодолевает свою слабость и побеждает злодея. И из-за этого зритель и получает удовольствие от просмотра подобных фильмов.

4. Мотивация.

С течением времени видение развития сюжетных линий в сторону большей структуризации сюжета. Современному злодею важно уже не просто иметь цель, следовать ей и быть харизматичным. Современный злодей должен отвечать на вопрос, зачем он это делает. Здесь вступают в свои права дополнительные слои сюжета, например, предыстория персонажа, сравнение его ситуации с ГГ или с другими положительными персонажами.

Профессор-Икс_Магнето_Люди-Икс

Профессор Икс и Магнето

Например Магнетто из Людей-Икс так же, как и Профессор Икс боролся за права мутантов. Причем судьба Магнето была очень сложна — он прошел фашистские концлагеря, постоянно боролся, скрывался, снова боролся, пока наконец не стал предводителем армии мутантов. Профессор Икс в свою очередь так же боролся за права и признание мутантов, но делал это мирным путем. Его основной задачей было показать, что мутанты не представляют для людей опасности, но Магнето из-за трагедий, которые он пережил в детстве из-за своего происхождения стал считать, что мутанты должны стоять выше всех по социальной цепочке. Идея одна, а подходы разные. Сюда также можно отнести степень фатализма антагониста, его готовность идти до конца. Это также закладывается его целями, а в качестве цемента как раз используется мотивация. Именно она позволяет идти злодея к цели, несмотря ни на что, жертвуя всем, что для него имело какую-либо ценность ранее. Степень фатализма как раз прямо корреллирует с эпичностью развязки, финальную схватки. С одной стороны антагонист, почти достигший своей цели, но потерявший многое, а с другой стороны ГГ, который смог вырасти, избавиться от своего слабого места или обратить его в силу. И тогда нам становится понятно, за счет чего ГГ одерживает победу, что она не просто высосана из пальца.

Разумеется все вышеперечисленное работает далеко не везде, однако соответствие этим критериям гарантирует, что произведение как минимум должно получиться интересное, потому что в нем интересен конфликт между сильным антогонистом и ГГ, каким бы слабым он ни был.

Так вот к чему я все веду. Есть куча хороших фильмов, историй, снятых во всем мире. Но почему тогда даже хорошее российское кино не снискало популярности уровня Голливуда? Мой ответ, что одной из причин стало неверное преподнесение антагонистов. Для этого разбора я выделил 3 направления в кино/анимации — америаканский, японский и российский. С учетом исторического наследия этих регионов, получаются различные подходы к формированию отрицательного персонажа.

Американский подход.

Американская борьба за независимость, отстаивание прав, свобод и всего остального нашла отображение в массовой культуре в виде антагониста-чужеземца. Он врывается со своим уставом в чужой монастырь и пытается перекроить его под себя. Под монастырем я понимаю, разумеется, широкое понятие, которое может включать в себя, например, зону личного комфорта, разрушение стабильного социального статуса, в общем то, что нагло посягает на права, данные участникам действа откуда-то свыше. Формула — «Свои против чужих». Ранее в более старых историях это работало безоговорочно, есть куча примеров. Сейчас однако есть как минимум два исключения, которые подтверждают это правило, а именно Джокер Хита Леджера и офицер Диксон Сэма Роквелла из Трех билбордов. Они оба — порождения «своей» системы, порождения внутренней энтропии, которую очень тонко смогли прочувствовать создатели этих персонажей.

dikson

На фото целых два Оскара

И если Диксон решает создать свою систему в противовес существующей после сцены с пожаром, то Джокер блогадаря способу своего создания достигает точки абсолютного фатализма, и даже когда он был пойман Бэтменом, он все равно смеется, потому что он победил. Вернее Бэтмен проиграл. Что произойдет дальше в фильме мы все знаем, для этого Нолан и снимал 3-ю часть.

joker

Лучший. Безоговорочно.

Замечу между делом, что их обоих наградили Оскарами за лучшую мужскую роль второго плана, Хита Леджера, к несчастью, посмертно. Вообще, если немного удариться в оффтоп, то раз в Киноакадемии ходят слухи о введении награды за лучший… кхм… «популярный фильм», то надо пойти дальше и ввести номинации за лучшего ГГ и лучшего антагониста. Вот как сейчас иногда определишь, какая роль главная, а какая второстепенная? По хронометражу появления на экране? Да ну кмон, имхо, это уже давно не определяющий показатель. А иногда такие антагонисты попадаются, как тот же Джокер, что их второстепенными уже никак не назовешь. Даже если через них раскрывается и прогрессирует ГГ. Ну да ладно, едем дальше!

Японский подход.

В отличие от сложных голливудских схем в Японии никогда особо не скрывали, что почти все деньгоприносящие развлекательные истории держит при себе Якудза. Дает это определенные особенности для всего японского развлекательного контента. Во-первых, поскольку Япония страна очень консервативная, то ее экономике свойственнен протекционизм. При всем разнообразии японских франшиз,  плотно засевших на мировом рынке, таких как Зельда, Марио, Наруто, Файнал Фэнтези итд, уверяю, это всего лишь верхушка айсберга. Искушенный ценитель няшности и тентаклей получает от силы процентов 30 контента, производимого в Японии. А казуал не дотягивает даже до десятки. Что же делается с остальным  японским контентом? Успешно реализуется конечно же внутри страны. Это касается и аниме, и тонн (нет, не так)… ТОНН игровых дисков для консолей. Сюда же добавим офигительный качественный мерч с любимыми персонажами, на изготовлении которого японцы, подражая своим географическим соседям, СОБАКУ СЪЕЛИ! Поняли, да?!) Собаку съели!)

А вот отсюда весьма прямо прослеживается вывод номер два, уже по теме. Все персонажи подобного рода произведений должны быть понятны впервую очередь внутреннему японскому рынку. Поскольку, благодаря богатой истории и культурному пласту, философия и дотошный поиск изначальных смыслов для японцев стало что-то вроде чистки зубов по утрам, то и киношные и анимешные злодеи должны быть такими же. И должны быть своими. Отсюда формула конфликта — свои против своих, НО которых можно понять. Если брать как минимум аниме, то у каждого антагониста есть богатый бэкграунд, который раскрывается зачастую слишком длинными и подробными флэшбэками, долгими философскими диалогами и прочими делами, которые прямо не относятся к основной сюжетной ветке.

madara

Мадара справа

Условный Пейн из «Наруто» грезит мыслями об идеальном мире из-за личной трагедии из-за смерти друга, которые напел ему Обито из-за личной трагедии из-за смерти любимой, которые напел ему Мадара из-за непонимания его идей со стороны Хаширамы, потому что Мадара и Хаширама есть воплощения вечно сражающихся между собой сыновей Мудреца Шести Путей, который в свое время придумал, как управлять чакрой, Индры и Асуры, которые все перевоплащались и перевоплащались из поколения в поколение. Уловили мысль?) Если нет, то это нормально. А между прочим, «Наруто» очень популярная серия не только в интернетах, но и зарубежом (с) И денег генерит она прилично.

В итоге каждый антагонист в японской школе просто филигранно продуман и обработан, дабы избежать темных пятен, потому что искушенный и придирчивый зритель наверняка найдет, до чего докопаться. И ведь, зараза, иногда находит.

Российско-советский подход.

И вот, наконец, мы подобрались к главному, к нам любимым. Культурно-исторический пласт, сразу скажу, у нас есть еще похлеще, чем у японцев. Русская классическая литература Золотого века и сейчас изучается и ценится по всему миру, не только в России. Оно и понятно, вдохновившись трудами разных европейских мыслителей, философов и публицистов, наши, преисполненные энтузиазма, начали переносить все это дело на тогдашние российские реалии. С авторитарной единоличной властью, с зачатками цензуры. С зачатками потому, что явление тогда СМИ тоже было в зачатке. Но все равно уже тогда наши авторы научились обходить запреты цензуры и публиковаться завуалированно. А именно переносить проблемы внешние на проблемы внутренние. В основном конфликты в классике — конфликты внутри персонажа, и то, как он их преодолевает (или нет) и есть прогрессия ГГ, которая служит осоновным критерием интересности произведения. Поэтому проблема антагонизма у нас не стояла изначально.

Возьмем в качестве примера мое, пожалуй, самое любимое произведение из классики — А.С. Пушкин «Капитанская дочка». Скажу так, в Дочке есть все, что присуще современному крутому произведению. Художественную ценность я все-таки разберу в другом посте (//лойс бложеку, если хочешь этот пост// ), но для начала скажу, что в повести есть казалось бы настоящий антагонист — предводитель востания Емельян Пугачев.

пугачев

Пугачев появлялся в кино неоднократно

Он отвечает всем критериям идеального противника. У него есть цель — получить власть; он действует и не сидит на одном месте — руководит восстаниями, захватывает Белгородскую крепость, осаждает Оренбург, а также казнит неповиновавшихся ему людей; он ГОРАЗДО харизматичнее ГГ (комментарии в посте-разборе), и даже у него есть мотивация — очень сильный мистический, я бы даже сказал, языческий контекст о собсвенной исключительности, мотив «Избранного». Но является ли Пугачев после всего этого антагонистом? Конечно же нет. Он совершает множество поступков, которые характеризуют его как положительного персонажа. Несмотря на весь его внешний террор и внутреннее безумие, он ведет себя временами очень благородно. Поэтому он — герой резонер, то есть тот, кто находится на одной стороне баррикад с ГГ и способствует его развитию не «вопреки», а «благодаря».

Да, есть Швабрин, но он тот еще чмошник. Существует он лишь для того, чтобы обозначить любовный треугольник, но никак чтобы противодействовать ГГ. Поэтому даже в достаточно коротком произведении с кучей открытых конфликтов антагониста нет.

Нет его ни в философских изысканиях Достоевского и Толстого, нет и более (на самом делее менее) понятного Булгакова и Бунина. Вся конфликтная ситуация сводится либо к борьбе с внутренними демонами, либо с безликой системой. А если брать более народно-доступные произведения, например, тот же Некрасов, ну или русские народные сказки (не люблю я Некрасова), то центральным злом предстает либо царь-дурак, либо как в «Парадном подъезде» ленивый чинуш, совершенно бездействующий, апатичный, глупый и не вызывающий ничего, кроме отвращения, персонаж. Короче, полная хрень, а не антагонист.

Ну и как с таким наследием ожидать что-то другого от кино? Со времен «Александра Невского» Эйзенштейна глобальная угроза не персонализирована, а показана, как явление. Сюда же можно отнести почти все фильмы про Великую Отечественную. Они в большинстве своем хорошие, даже очень. Но все равно, конфликты там никак не сопряжены с внешней ситуацией. Все внутри, все про самокопание.

С ходу единственно достойного антагониста из относительно старой школы могу вспомнить так это Юрия Самохвалова в исполнении Олега Басилашвили фильме «Служебный роман» Рязанова. В целом он отвечает всем критериям, и, видимо, благодаря ему фильм был настолько популярен. Да, потом случился Никита Сергеевич, персонаж Меньшикова в «Утомленных солнцем» был просто прекрасен. А что там было с фильмом чуть дальше? Что-что? Оскар? ВОТ ИМЕННО!

меньшиков

Очень хорош

Создается ощущение, что наши не хотят персонифицировать угрозу. И понятно, откуда это все идет. Отсюда в том числе ответ на вопрос, почему отечественное кино в жопе. Потому что не могут, или боятся персонифицировать конфликт так, чтобы зритель и возненавидел, и полюбил антагониста. Ибо в этом есть его роль. А персофиницированный конфликт — штука все-таки популярная, как показывает современность. Так что либо шашечки, либо кататься. Надеюсь, что мы идем в правильном направлении, и фильм «Защитники» всего-лишь неудачная прелюдия к глобальной доминации на мировом кинорынке. К сожалению, упомянутое в начале поста «Чучело» не пульнуло в мир из-за многих факторов, хотя проблемма буллинга в школах, была уже на тот момент понятой и актуальной и в СССР тоже.

Если согласны с вышеизложенным, ставьте лося уютному бложеку, а если не согласны, то тоже ставьте, и пишите в комменты, с чем именно вы не согласны. Всем бобра!)

 

 

#культорологическое По-доброму о злодеях. Антогонистические размышления.: 2 комментария

  1. Боря, мне очень нравится текст. Но сходу назову тебе кучу очень харизматичных антагонистов из советских фильмов. А.А. Мурашко (Пуговкин прекрасен) в Спортлото 82, тов. Саахов из Кавказской пленницы, хулиган Федя из Напарника в Операции «Ы», Абдулла в Белом Солнце Пустыни, да даже Ипполит из Иронии Судьбы — список можно продолжать очень долго. И в русской классике их можно найти в большом количестве — Барыня из Муму (несмотря на все самокопания Герасима), Троекуров в Дубровском (у Пушкина, кстати), Вяземский в Князе Серебряном и т.д. При этом, товарищ Самохвалов, на мой взгляд, не очень тянет на антагониста, не подходя даже под твои критерии — за ним нет ни философии, у него нет цели да и действует он вынужденно, если говорить откровенно (при этом согласен, что поступает он подленько). Для меня скорее секретарь Верочка антагонист в этом фильме 🙂
    Глядя на западные шедевры, тоже не всегда можно найти персональные конфликты ГГ. Совершенно шедевральный фильм того же Нолана Начало, например, не жалует нас такой роскошью. Криминальное чтиво (кто там вообще кто??), Остров проклятых, Титаник, Форест Гамп, Хатико, имя им — Легион.

    При этом культурологические различия ты описал очень здорово и есть над чем подумать после прочтения твоей статьи, за что тебе огромное спасибо. И возможно я тут просто придираюсь, находя малую толику исключений из общей тенденции, обусловленной указанными причинами — надо разобраться поглубже 🙂

    Нравится

    • Тут смотри, какая штука интересная. Вот берем, например, Ипполита и проводим по критериям. Цель — да, защитить свой устоявшийся мир, но разве эта цель плохая? Действия — и да, и нет, потому что почти все попытки действовать прерывались Надей, но при этом он не делает ничего предосудительного, за что мы бы мы, как зритель могли бы его осудить. Тем не менее, мы его осуждаем почему-то. Потому, что во-первых Рязанов — прекрасный режиссер, и смог преподнести в принципе неотрцательного персонажа эдаким псевдоантагонистом. Почему так? Потому что есть два последних критерия, которым он удовлетворяет полностью. Харизма — да, разумеется, он гораздо харизматичнее Жени Лукашина. И мотивация — здесь самый интересный момент. Он замотивирован доказать всем свою правоту на самом деле, то, что у него было всегда и все под контроллем. Но это же самое можно перевернуть с ног на голову, сделав Ипполита главным героем. То есть такая история — ты статный, умный, уверенный в себе мужик. С яйцАми, как говорится) У тебя есть девушка, которой ты вот-вот хочешь сделать предложение, но тут внезапно к твоей девушке в квартиру врывается какой-то пьяный несуразный ахтунг, который постоянно лопочет про 3-ю улицу Строителей, и все такое. Твоя девушка погружается в состояние шока, это вырывает ее из зоны комфорта и она становится заложником ситуации, вследствие чего у нее начинает просыпаться некая разновидность стокгольмского синдрома, и она начинает испытывать симпатию к пьянтосу. Ну и так далее) Нормально было бы?)
      Насчет комедийных антагонистов, здесь опять же несколько другая история. Что Федя, что Мурашко, что даже Трус, Балбес и Бывалый, построены так, что у ГГ изначально есть над ними сильное преимущество, которое специально поазывается, бросается в глаза. Например, ум, честность, смелость итд. Вот есть ГГ, и он умный. Есть Балбес, и он глупый. Вот на таком уровне. В американских комедиях при наличии различного рода персонифицированных конфликтов, они чаще всего разрешаются так или иначе сюжетно обоснованно. Антагонист при этом гораздо лучше ГГ. Либо ГГ некисло фартит, (в хороших фильмах нас подводят к этому фарту, а в не очень выкатывают на рояле), либо он свою слабость переводит в силу. Например в «Один дома» слабостью Кевина был страх, но он сумел его побороть разными способами, для этого хоть отдельный пост пиши, после этого у него включилась думалка, он соорудил все ловушки и в итоге победил грабителей. Хотя грабители никак в общем-то не изменились. В этом случае было офигительно показано, что не такие они страшные на самом деле. Хотя под самый конец, когда они таки его поймали, Кевину реально фартануло, когда дедуля огрел Гарри и Марва лопатой. Причем дедуля выехал на рояле, откуда он знал, что происходит в том доме, откуда он знал, что там будет Кевин, и по какой блин причине он взял с собой лопату?) Ну да ладно. Тем не менее слабости ГГ остаются по америакнскому подходу, а у нас такое есть не всегда. Вот насчет Абдуллы, скорее всего ты прав. Я «Белое солнце пустыни» смотрел дико давно, возможно стоит пересмотреть.

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s